А.А.Лодкин
К заседанию Общества 12 февраля 2001 г.

╖ 1. Что мы имеем. 

┘и отнесли всю медь их в Вавилон. И тазы, и лопатки, и ножи, и чаши, и все медные сосуды, которые употребляемы были в Богослужении, взяли┘
Иеремия, 52, 17-18
Вспомнил Иерусалим, во дни бедствий своих и страданий своих, о всех драгоценностях своих, какие были у него в прежние дни┘
Плач Иеремии, 1, 7
Многое из излагаемого ниже может показаться математикам общим местом, однако я считаю, что нелишни попытки найти хорошие формулировки и что поэтому некоторые вещи все же должны быть проартикулированы.

В процессе обсуждения предстоящего заседания со многими математиками С.-Петербурга выяснилось, что ситуация видится ими по-разному. В то время как большинство собеседников согласны с тем, что математика, как и вся российская наука, переживает очень тяжелые времена, не все оценивают текущую ситуацию как драматическую. ⌠Оптимисты■ ссылаются на некоторое количество хороших студентов, на успехи олимпиадников, на наличие конкурса среди поступающих на мат-мех и в аспирантуру, сравнительно высокий уровень преподавания в университете, существование неплохих семинаров и математических журналов. Однако когда речь заходит о перспективах, почти все соглашаются с самым мрачным прогнозом, причем ⌠пессимисты■, которых довольно много, считают, что математика в России умерла.

То чудо (впрочем, имеющее рациональное объяснение), которым была советская (и в не меньшей степени ленинградская) математика, серьезно померкло после открытия границ и переезда значительного числа ученых на Запад.   Прекратили существование многие семинары и опирающиеся на них школы. В оставшихся семинарах порой осталась треть основного состава. При внимательном рассмотрении выясняется, что аспирантура чуть ли не наполовину стала прибежищем для тех, кто просто хочет иметь некоторый временный статус и минимальную поддержку (стипендия, прописка в общежитии, иммунитет от призыва на военную службу, и т.п.) во время поиска хорошей работы, и поэтому стала институтом в большой степени формальным Лишь немногие аспиранты нацелены на академическую карьеру. Проведенное нами исследование судьбы выпускников петербургского мат-меха за последние годы   показало, что 28√31% лучших выпускников уже уехали продолжать учебу или работать за границу. Примерно 25% ⌠чистых■ математиков уходят в бизнес или программирование, остальные поступают в аспирантуру (см. выше). Традиционные места трудоустройства математиков либо исчезли вовсе, либо обещают молодым специалистам лишь нищенскую зарплату. 3

По многочисленным социологическим обследованиям, основная причина внешней и внутренней эмиграции из науки экономическая, хотя она и не является единственной.

Бедственное положение ученых не могло не сказаться на престиже науки. Если несколько лет назад преобладало отношение к науке просто как к непрестижной профессии, то сейчас многие молодые люди считают это занятие чуть ли не позорным, рассуждая, что зарабатывать так мало просто стыдно. Нынешние россияне считают, что наука нашему обществу не нужна: по данным, приведенным в цитировавшейся книге Юревича и Цапенко, у 70% граждан (данные 1995 г.) любые разговоры о бедах науки вызывают сильное раздражение, примерно столько же готовы признать полезными лишь технические и медицинские науки, и лишь 14% видят пользу от фундаментальной науки.
 
 

2. Главная беда.

Налицо деградация нашей математики (хотя многое сказанное относится и к другим областям науки) на всех уровнях: средняя школа (пример: в этом году впервые за много лет в составе команды на международную олимпиаду по математике нет петербуржцев), университет, аспирантура (уменьшается число сильных студентов и аспирантов в университете, уже возникают трудности с квалифицированными лекторами), подчас некому читать лекции в технических вузах, пустеет и стареет ПОМИ. Однако если говорить о спасении науки, то главным звеном, по моему мнению, является образование, а более конкретно обучение на уровне старшие курсы университета √ аспирантура. Именно здесь недостаток квалифицированных кадров скажется в первую очередь. Если мы хотим изменений к лучшему, то, конечно, нужно заботиться и о функции (уровень науки в целом), и о производной (студенты, аспиранты), но в первую очередь √ о второй производной (их руководители). А в недалеком будущем ядром этой группы преподавателей должны стать яркие математики, которым сейчас 30-45 лет. Пусть те, кому сейчас за пятьдесят, вспомнят свои студенческие годы. Тогда было много молодых доцентов и профессоров, про которых даже средний студент знал, чувствовал каким-то пятым чувством, что это крупные ученые. Именно слой таких ярких людей средних лет практически отсутствует сейчас. И не видно, каким образом он может быть воспроизведен. Приток сильных молодых специалистов упал почти до нуля, а импорт кадров невозможен. Нить прерывается, и нас ожидает участь Германии, в которой догитлеровский научный потенциал не мог восстановиться (несмотря на мощное финансирование) много десятилетий, а по мнению многих, не восстановился до сих пор. Научный потенциал нации, накопленный с петровских времен 4 , поставлен под серьезную угрозу.

╖ 3. Можно ли что-нибудь сделать?

Большинство собеседников либо отвечают на этот вопрос отрицательно, либо признаются, что не видят выхода. Почти никто не верит, что государственное финансирование может существенно увеличиться в обозримом будущем. Манифестацией этого неверия является тенденция наших коллег спасаться в индивидуальном порядке (так в основном поступают более молодые) √ или покорно мириться со своей судьбой. Руководство (на уровне министерств образования, науки и технологий, Президиума РАН) защитить науку неспособно. Поверить в то, что оно может хотя бы правдиво представить ситуацию высшему руководству, довольно трудно. Достаточно последить за интонацией официальных разделов газеты Поиск, органа двух научных министерств. Чиновники есть чиновники, noblesse oblige, да и никто этого не сделает лучше самих ученых.

1) Представляется, что математическое общество как раз могло бы, и должно, достаточно жестко сформулировать проблему и представить конструктивные и реалистические предложения по улучшению ситуации, доведя их до государственных органов, реально принимающих решения.

Необходимо добиться понимания, что даже при сколь угодно стесненных средствах государство обязано выполнить задачу сохранения наиболее ликвидной части науки и сохранить преемственность образования. Если власть не может дать много сразу, она должна, удовлетворив минимально необходимые потребности науки и образования 5 , показать обществу понимание проблемы и намерение повернуться к науке лицом.

2) Другой точкой приложения усилий Общества должна быть разработка мероприятий по привлечению средств из негосударственных источников (гранты, стипендии, именные хорошо оплачиваемые позиции в университете) для того, чтобы способствовать привлечению молодых людей к науке и образованию и поддержать высокий уровень преподавания специальных предметов (см. ╖2).

Эта задача очень важна, но надо понимать, что достижение результата в этом направлении не отвратит движения к коллапсу, если государство не выполнит своих обязанностей, так как а) молодые люди, принимая решение остаться в науке, должны видеть перспективу дальнейшей работы в нашей стране и б) поддержка одной только математической элиты лишь отложит неприятности на небольшое время. Нужно заботиться и о достаточно широком основании пирамиды.

3) Третье направление √ популяризация математики. Увы, то, что двадцать лет назад было всем очевидно, сегодня уже требуется объяснять. Сейчас в несколько раз сократилось количество научно-популярных книг, число читающих научно-популярные журналы тоже значительно уменьшилось по разным причинам (прежде всего, из-за того же падения престижа науки, а также из-за относительной дороговизны журналов). Поэтому неудивительны удручающие цифры, показывающие непонимание обществом роли науки. Да и мы, математики, сами, умеем ли мы объяснять её значение? Абстрагируясь от тезисов о влиянии математики на другие науки и мировоззрение в целом (это объяснять неспециалистам труднее), предлагаю контрольный тест для профессора математики: назовите 2-3 примера новых применений математики в практике (скажем, за последние 30 лет).

Общество могло бы найти способы поддержать, а иногда и организовать деятельность в этом направлении (поддержка олимпиад, лектории и, возможно, что-то еще).

4) Общество может сыграть полезную роль, если использует свои обширные связи с зарубежными организациями и своей диаспорой для получения помощи из-за границы в виде присылки книг, установления льготного доступа к сетевым ресурсам вроде базы MathSciNet, и т. п.
 

 Приведенные соображения не имеют целью создать иллюзию, что сложную проблему можно решить простыми средствами, и даже частичная реализация предложенного проблематична, но бездействие еще хуже.



1 По некоторым оценкам, 14 -15 тыс. российских ученых эмигрировало из нашей страны за 1991-1997 гг. (А.В.Юревич, И.П.Цапенко.Нужны ли ученые России? М., Эдиториал УРСС, 2001).

2 Обследована (путем опроса коллег) судьба выпускников отделения математики математико-механического факультета 1994 √ 1999 годов, имеющих средний балл диплома не ниже 4.5 (судьбу 28 из 155 выпускников установить не удалось). Очень похожая статистика на отделении астрономии.

3 По данным AWSE (Association of Women in Science and Education), отношение зарплаты ученых к средней зарплате в нашей стране снизилось со 142% в 1940 г. до 76% в 1994 г. для научных работников и со 168% в 1970 г. до 45% в 1996 г. для преподавателей (с 410% до 89% для профессоров). Math. Intelligencer, 22 : 4 (2000), p. 25.

4 14 января 2001 г. исполнилось 300 лет отечественному математическому образованию, начало которому положил указ Петра об учреждении знаменитой московской Математико-навигацкой школы. По-русски Петр писал с ошибками, но математикой овладел в объеме, необходимом для квалифицированного инженера, навигатора и архитектора своего времени. Математика была обязательным предметом во всех школах, основанных Петром, включая духовные.

5 Надо надеяться, что никому не придет в голову попытаться запретить ученым уезжать. Уж тогда-то они точно уедут. Даже вывоз цветных металлов невозможно урегулировать запретительными средствами. Речь идет в первую очередь об экономических мерах.
 

Адрес автора